Как уже говорилось ранее, в отличие от антитеррора контртеррор занимается непосредственно борьбой с проявлениями террора.
Если терроризм как организационная форма существует уже достаточно давно, то история специализированных контртеррористических подразделений хотя невелика по времени, но уже богата своими традициями и боевым опытом. Соответствующие подразделения стали создаваться в мире после второй мировой войны как ответ цивилизованных стран широкому распространению терроризма.
В большинстве стран мира контртеррор — это привилегия органов государственной безопасности. Исключениями могут стать Франция и Германия. Коротко 6 наиболее известных подразделениях контртеррора, существующих в различных странах.
sas-22 SAS (22-й полк Специальной авиадесантной службы, или SAS-22), Великобритания. Одно из первых соответствующих подразделений. Численность — около 500 человек. Наиболее известная операция — освобождение иранского посольства в Лондоне. Постоянная работа SAS — с террористами ИРА, которые прозвали сотрудников SAS «Гробовщиками» (вероятно, за девиз «Сначала стреляй, потом задавай вопросы», что схоже с шутливым правилом отечественной милиции «Сначала в морду, потом ксиву»). Действительно, работа сотрудников SAS отличается крайней жесткостью к террористам. Девиз SAS, выбитый на их знаках, — «Who dares — wins» («Кто рискует — побеждает»). За всю историю SAS ее потери составили около 20 человек (практически все погибли в Северной Ирландии и Ираке).
«Эскадра-М», или SBC (Специальная корабельная служба королевской морской пехоты), Великобритания. Малоизвестное подразделение. Численность — около 50 человек. Поле деятельности SBC — борьба с террором на море и под водой.
«Гуркхаз», Великобритания. Изначально подразделение было создано для борьбы с непорядками на территориях Ост-Индских колоний Англии. Ныне подразделение действует как в контртеррористических, так и в диверсионных целях в азиатском и юго-восточном регионах в интересах Великобритании. Наиболее известны операции подразделения в Малайзии против коммунистических повстанцев. Численность — около 500 человек.
gsg-9GSG-9, Германия. Немецкая группа контртеррора, созданная вскоре после трагедии на Мюнхенской Олимпиаде, когда была практически уничтожена олимпийская сборная Израиля. Численность — около 200 человек. Подчиняется пограничной службе Германии. Наиболее известная операция — штурм самолета с заложниками в Могадишо (Сомали), захваченного арабскими террористами. Все заложники (более 100 человек) освобождены, террористы уничтожены. Стиль работы GSG-9, не менее жесткий, чем у знаменитой SAS. За всю историю GSG-9 ее потери составили 10 человек.





cobra«Кобра», Австрия. Австрийское контртеррористическое спецподразделение численностью около 200 человек. Занимается борьбой с проявлениями террора непосредственно в Австрии. За всю ее историю потерь у «Кобры» не было.



















sayeret matkal
«Sayeret Mat'Kal» (Разведывательная группа генерального штаба Министерства обороны), Израиль. Подразделение, созданное для работы за пределами Израиля. «Сайрет Маткаль» занимается не только непосредственно контртеррором, но и превентивными ударами. Не раз отмечались операции по похищениям и убийствам лидеров арабских террористических организаций (например, убийство одного из руководителей Организации Освобождения Палестины Абу Джихада в Тунисе в 1988 г.).








yamam YAMAM, Израиль. Спецподразделение, отвечающее за контртеррористические операции внутри Израиля. Наиболее известна операция по освобождению автобуса с заложницами в пустыне Ха-Неглев в 1988 г. Снайперской атакой убиты все террористы, правда, перед этим они успели убить трех заложниц. Численность «Ямам» — около 200 чел. Потери — до 20 человек. При этом потерь заложников при штурмах не было с 1978 г.
«Кидон» («Копьё»), Израиль. Элитное контртеррористическое формирование Израиля. Наиболее известная операция — освобождение 103 заложников в аэропорту Энтеббе в 1976 г., захваченных арабскими террористами. Группа захвата на самолете приземлилась в аэропорту, блестящим штурмом уничтожила террористов, загрузила заложников в самолет, уничтожила все самолеты, находящиеся в аэропорту, и улетела. Ни один заложник при этом не погиб. Единственная потеря — командир отряда.
gignGIGN (Группа вмешательства национальной жандармерии), Франция. Подразделение подчиняется Министерству внутренних дел Франции и проводит спецоперации как во Франции, так и за ее пределами, но в ее интересах. Численность — около 200 человек. Наиболее известная операция — освобождение заложников рейса «Эр-Франс», захваченных террористами в Марселе в 1988 г. За всю историю группа потеряла 10 человек.










delta«Delta», США. Контртеррористическое спецподразделение, базирующееся в Форт-Брэгг и отвечающее за борьбу с меж
дународным терроризмом и освобождение американских заложников. Наиболее известная операция — провал попытки освобождения Американского посольства в Тегеране в 1980 г. Численность — около 500 чел. Набирая людей в «Дельту», ее основатель Чарльз Беквит гарантировал «медаль, гроб или то и другое вместе».










alfaВ нашей стране полномочия в сфере контртеррора принадлежат МВД (подразделения ОМОН, СОБР, Спецназ УВД, некоторые подразделения ОМСДОН ВВ) и ФСБ. Наиболее профессиональным признается элитное спецподразделение ФСБ — подразделение «А», часто именуемое группой «Альфа». Оно было создано в 1974 г. и структурно вошло в 7-е Главное управление КГБ. Полностью офицерская группа, численность — около 200 человек. Наиболее известная операция — штурм дворца Амина в Афганистане 28 декабря 1979 г. Невыполнимая по всем правилам и законам операция была выполнена. При этом погибло три сотрудника отряда. После не менее профессионально были проведены операции в Сухуми, Минводах, Сарапуле и т. д.

Можно выделить всего две основные задачи подразделений контртеррора:

• Освобождение захваченных террористами заложников;
• Захват террористов и вооруженных преступников вообще. Кроме этих двух задач перед группами контртеррора (ввиду высокого уровня их специальной подготовки) любят ставить и некоторые другие, не относящиеся к ним задачи: охрана лиц и грузов, обеспечение безопасности массовых мероприятий, боевые действия в поле и т. д. И хотя обычно такие группы справляются с подобными функциями, для этого необходимы другие подразделения, с другой направленностью специальной подготовки.

 В специальной контртеррористической работе (как и в любой другой) есть свои правила и законы.

Правило единоначалия. Если для той или иной операции сводятся подразделения нескольких частей (или даже ведомств), необходимо предусмотреть общее высшее руководство над всеми подразделениями. Полномочия руководителя должны быть предоставлены одному человеку по приказу вышестоящего командования. Невыполнение этого правила привело к провалу операции в Первомайском.
Правило распоряжений «с места». Это правило предусматривает конкретное командование операцией непосредственно с места событий. Руководство из Москвы операцией в Минводах неоправданно (по мнению сотрудников группы «А») затянуло операцию, а отдача распоряжений В. С. Черномырдиным из своего кабинета по поводу событий в Буденновске провалила всю операцию.
Закон наказания. Нельзя идти на поводу у террористов и выполнять их условия. После одного такого случая на чересчур мягкотелую страну обрушивается шквал террора. Излишне жесткое задержание террористов, наоборот, заставляет потенциальных клиентов Спецназа задуматься о своей жизни и судьбе. Как писал командир SAS (в ответ на обвинения в излишней жесткости): «Страх играет важную роль в антитеррористической работе. Нам платят не за то, чтобы мы любили проклятых мерзавцев, нам платят за предотвращение их действий, за то, чтобы мы хорошо работали и чтобы они боялись делать то, что они хотят сделать». В мусульманских странах переговоров с террористами вообще не ведут. В случае отказа на предложение сдаться начинается штурм, невзирая на возможные потери. Тем более, что, по Корану, душа погибшего при штурме все равно попадает в рай. Наверное, этим можно объяснить высокие потери при довольно непрофессиональном освобождении заложников в месте Х летом 2000 г.
Закон «3/1». Качественное проведение штурмовой операции обеспечивается только при условии как минимум трехкратного превосходства атакующих. Английские или немецкие полицейские вообще не вправе задерживать преступников, если нет соотношения 3/1 в их пользу. И хотя отечественными спецподразделениями этот закон не раз опровергался (достаточно вспомнить штурм дворца Амина с десятикратным перевесом обороняющихся; задержание боевой пятеркой московского СОБРа более восьмидесяти вооруженных бандитов осенью 1994 г.), но все же неоправданно рисковать не стоит.
Закон жизни заложников. При отработке различных сценариев операции выбирается тот, который в максимальной степени гарантирует безопасность заложников. Даже ценой жизни сотрудников штурмовой группы.
Законы времени. Успех штурмовой операции во многом зависит от времени с начала активной операции до ее окончания. Эмпирически выведено, что при освобождении заложников максимальное время для уничтожения или блокирования террористов от заложников — 4 секунды. Если через это время террористы имеют доступ к заложникам, то каждая лишняя секунда стоит 2-3 жизней заложников. При захвате вооруженных преступников норматив возрастает до 8 секунд. Через это время террористы начинают оказывать организованное сопротивление.
Несмотря на разницу в системах специальной подготовки в различных странах, правила проведения операций, по сути, везде идентичны. Соответственно, идентичен и состав групп. Состав одной штурмовой группы колеблется от 5-7 до 12-15 человек, в зависимости от сложности и размаха операции. Несмотря на языковое различие, специальности в штурмовых группах различных спецподразделений так же практически идентичны.
Ниже приведены основные боевые специальности сотрудников штурмовых групп контртеррористических подразделений.

Снайпер. Задача снайпера — гарантированное поражение террориста в случае реальной угрозы или при начале штурма. Есть ситуации, когда промедление невозможно, а штурм не готов или не поможет заложнику. В этих случаях в дело вступает снайпер. Снайпер необходим также, когда открытое пространство не позволяет группе подобраться на дистанцию штурмового броска. Естественно, после выстрела обязателен штурм. Снайпер — это хирург штурмовой операции. Его работа филигранна и своевременна. За ошибкой снайпера (промах, поражение заложника, промедление после команды) в большинстве случаев следует провал операции. В штурмовой группе, в зависимости от задачи, могут быть 1-3 снайпера. Можно вспомнить прекрасно проведенные снайперские операции: 28 сентября 1993 г. в Омске на выходе из детсада снайпером был убит террорист, захвативший в заложники несколько детей и требовавший деньги и самолет (террорист был вооружен обрезом дробовика и самодельным ВУ); в 1988 г. снайперы израильского подразделения «Ямам» расстреляли трех террористов, захвативших в пустыне Ха-Неглев автобус с заложницами, заложницы не пострадали.
Подрывник. Задачи подрывника — расчистка прохода для сотрудников штурмовой группы, а также шокирование (для отвлечения внимания) террористов непосредственно перед началом атаки. В состав группы входит 1 подрывник. Пример качественной работы подрывника — освобождение пассажиров самолета, захваченного арабскими террористами в аэропорту Могадишо. Операцию проводила группа GSG-9. Во время передачи террористам освобожденного по их требованию преступника в 100 м от самолета произошел мощный и, главное, неожиданный в темное время суток взрыв. Отвлечения внимания террористов на взрыв хватило для того, чтобы стоящий у входа в самолет террорист и преступник были застрелены, а группа GSG-9 начала штурм. В итоге — все террористы убиты, более 100 заложников освобождены. Жертв среди заложников и атакующих не было.
Силовик. Задача силовиков — непосредственная атака с освобождением заложников или захватом преступников. И если задача других специалистов — подготовить ситуацию для штурма (поражение главаря, отвлечение внимания, техническая доразведка, переговоры и т. д.), то обязанность силовиков — вступать в непосредственный контакт с преступником: идти на ножи, стволы и ВУ. Функции силовика — обеспечить безопасность заложников за время в несколько секунд, когда некогда думать и не всегда возможно стрелять. Часто штурм проходит с двух и более направлений. В этом случае необходимо ограничить сектора и максимально взаимодействовать. Примеры блестяще проведенных штурмовых контртеррористических операций: взятие дворца Амина в Кабуле в декабре 1979 г. силами специальных групп КГБ СССР «Альфа», «Гром» и «Зенит» (в условиях десятикратного перевеса обороняющихся дворец был взят, а подразделение «А» потеряло трех офицеров); освобождение 22 апреля 1997 г. сводной группой офицеров войск специального назначения и морских сил специальных операций Перу более 70 заложников, захваченных террористами в японском посольстве в Перу (все террористы уничтожены, погибли два офицера штурмовой группы и один заложник).
Альпинист. Смежная специальность 1-3 силовиков. Не всегда возможно атаковать через двери или стены. Часто террорист не ждет нападения сверху. Человек вообще подобен медведю — довольно пренебрежительно относится к угрозе сверху. На этом ловят как медведей, так, зачастую, и террористов.
Специалист по проведению переговоров (переговорщик). Чтобы подготовить ситуацию для штурма, с террористом необходимо вести переговоры: заговаривать зубы, вешать лапшу на уши, смягчать требования. Во время проведения теракта у террориста, естественно, повышенное нервное напряжение. Оно не может длиться более двух часов. После этого наступают расслабление, переутомление и т. д. Именно для того, чтобы в первые часы он не наделал глупостей, с ним и необходимо общаться. К переговорщику предъявляется требование подчиненности, т. е. он не вправе, по своему служебному положению, давать террористу какие-либо обещания. Наоборот, переговорщик должен тянуть время для консультаций, совещаний, разрешений у руководства и т. д. Невыполнение этого требования во время теракта в Буденновске (когда террорист Басаев вышел на прямые переговоры с Черномырдиным и получил все, что ему было необходимо) привело к провалу всей операции. Террористам нельзя давать обещания, а высказанные обещания не имеют никакой силы. Террорист должен быть уничтожен (или захвачен) в любом случае.
Техник. Малораспространенная в отечественных контртеррористических подразделениях специальность. Естественно, за террористами необходимо вести наблюдение. Оно ведется для выяснения их конкретного месторасположения, отношений внутри группы и с заложниками, выяснения истинных намерений. Визуальное наблюдение (через бинокль) не дает всей полноты ситуации. Для более плотного изучения объекта требуются средства скрытого получения информации: радиозакладки, стетоскопы, акустические и лазерные направленные микрофоны, гибкие эндоскопы, портативные видеокамеры, средства скрытого фотографирования, средства радиоперехвата и т. д. Со столь специфическим оборудованием работает специалист-техник.
• Информационно-аналитическое подразделение. Занимается установление личности террористов, поиском информации об их прошлом, розыском близких людей.
Аналитик. Сотрудник спецподразделения, всегда остающийся в тени. Его задачи: выдача заключения по психотипу террориста, прогнозы его поведения, смены настроения; подготовка рекомендаций штурмовой группе по наиболее подходящему моменту для начала операции; взаимодействие с переговорщиком для более сильного воздействия на психику террориста.
Медик и юрист. Знаниями по этим дисциплинам обязан обладать любой сотрудник спецподразделения. Умение оказывать первую доврачебную помощь пострадавшим и грамотно квалифицировать те или иные действия свои и террористов является обязательным для любого сотрудника контртеррора. Кроме этого в каждой группе есть отдельный специалист-медик — санинструктор.
Проведение операции по обезвреживанию террористов, естественно, планируется заранее (как, в принципе, и любое другое дело).
Существует глобальный план спецоперации, которым пользуются все спецподразделения. Разумеется, каждая операция сама по себе неповторима, но ее подготовка укладывается в единый план.

1. Выезд на место. Если местные или территориальные органы не в силах качественно выполнить задачу, то на место выезжает спецгруппа следующей инстанции.
2. Размещение снайперов. Это делается сразу по приезде на место. Если во время подготовки операции у террористов сдадут нервы, снайперы действуют без команды (или по экстренной команде командира). Другая их задача — визуальный контроль над расположением террористов и заложников. После принятия решения о штурме они уточняют и распределяют цели. По команде на штурм их задача — поражать всех доступных террористов, не перекрывая своей директрисой направления движения штурмовой группы.
3. Эвакуация с прилегающей территории всех (!) гражданских лиц: жителей близлежащих домов, пассажиров аэропорта (ж/д вокзала), праздношатающихся и любопытствующих личностей, журналистов (!!1).
4. Начало переговоров. Задача переговорщика — максимально успокоить террористов, дать время на подготовку штурмовой группе, освободить некоторых заложников. Хорошо проведенные переговоры зачастую позволяют вообще обойтись без штурма или максимально облегчить его. Переговоры, проведенные с террористами, захватившими японское посольство в Перу, позволили сократить число заложников с 500 до 72. Другая задача переговорщика — все время общаться с террористами. Когда с бандитом не общаются, ему в голову могут прийти любые нехорошие мысли. Если ему забивают голову вопросами, разговорами, предложениями об уступках, то думать о нехорошем он уже не успевает. Что и требуется. С другой стороны, во время разговоров с террористом нельзя объяснять ему его положение с точки зрения логики. Как показывает практика, в такой ситуации (тем более у таких личностей) с логикой плохо. Необходимо воздействовать на чувства террориста. Часто помогают решить ситуацию организация разговора террориста с близкими родственниками — отцом, матерью. С другой стороны, непосредственно перед штурмом переговорщик может ослабить внимание террориста или заставить его переместиться туда, где его удобнее будет нейтрализовать.
5. Разведка объекта. Чтобы сотрудникам штурмовой группы не пришлось лезть в незнакомое место, чтобы террористам не удалось занять дополнительные рубежи обороны или незаметно уйти, необходима тщательная разведка объекта. Выясняются:
• внутреннее строение объекта;
• расположение террористов и заложников;
• вооружение террористов, их дисциплина и поведение на объекте;
• пути проникновения на объект и их укрепление;
• прочность мест предполагаемого использования ВУ;
• пути отхода с объекта;
• каналы скрытого проникновения на объект;
• пути незаметного подхода к объекту в сближения с ним перед началом штурма;
• прилегающая территория;
• сектора стрельбы для снайперов;
• пути эвакуации заложников.
6. Подготовка схемы, действий штурмовой группы. Отрабатываются отвлечение внимания террористов, их шокирование, действия снайперов и подрывника, проникновение штурмовой группы на объект, отсечение заложников и их эвакуация, уничтожение террористов. Возможны подготовка макета и отработка действий на нем.
7. Занятие исходных позиций. Все сотрудники контртеррористического подразделения скрыто выходят на исходные позиции. При этом видимая активность не прекращается. Переговорщик продолжает вести переговоры, а люди — суетиться. Часто встречаемая ошибка: перед началом штурма все замирает. Это недопустимо, поскольку позволяет террористам предупредить начало штурма. Все снаряжение подгоняется, а оружие готовится непосредственно перед выдвижением. Щелканье затворов под дверью точно указывает на непосредственную подготовку к штурму.
8. Команда. Необходимо отметить, что команда не передается открытым текстом, поскольку возможно наличие у террористов устройств радиоперехвата. Наиболее удобный вариант отдачи команд — цифровой код. Кто сможет догадаться, что команда «25» означает отсрочку штурма на 10 минут и продолжение переговоров, а команда «43» — непосредственную готовность снайперов для штурма по третьему варианту?
9. Штурм. Следует обратить внимание на тактику проведения штурма. Непосредственно перед его началом необходимо отвлечь внимание. Для этого используются разные средства, например взрыв при освобождении заложников группой GSG-9 в аэропорту Могадишо. Именно с этого времени и начинается отсчет времени штурма. Снайперы убирают доступных террористов и освобождают проход (возможно, при участии подрывника) для штурмовой группы: окна, двери, стены, борт самолета, перегородки купе в вагоне и т. д. В момент проникновения используются средства шокирования: газовые и светозвуковые гранаты (в свое время были популярны 3-4
газовых баллончика, обмотанных изолентой вокруг запала УЗРГМ), струи воды и т. д. Шокирование является началом непосредственно штурма. Во время штурма максимально ограничивается использование оружия (для уменьшения вероятности поражения заложников). Если оружие и используется, то допускается только одиночная стрельба и достаточно маломощными (пистолетными) патронами (для исключения рикошета и ранений заложников пулей, нанесшей сквозное ранение террористу). В первые мгновения штурма, если террористов немного, их сразу обезвреживают; в другом случае, сначала отсекают заложников (для обеспечения их безопасности), после этого террористов спокойно нейтрализуют. Момент прекращения угрозы заложникам или другого теракта является конечным моментом временного норматива штурма.
10. Эвакуация заложников. Нейтрализовав террористов, необходимо максимально быстро эвакуировать заложников, т. к. возможны различные осложнения после штурма: утечка газа из поврежденных трубопроводов, пожар в самолете (автобусе) в результате применения пиротехнических средств, взрыв оставленных террористами ВУ и др.

Стоит отметить некоторые «хитрости», применяемые для облегчения работы силовиков:

«Отмычка». Вводится в блокированный заложниками периметр в трех вариантах. Это может быть сообщник преступников, скрытно для него снабженный радиозакладкой, ВУ и др. или служащий для открывания дверей сотрудникам штурмовой группы. Пример — штурм самолета в Могадишо группой GSG-9. Для отвлечения внимания использовался взрыв, а для подхода к самолету одного из сотрудников — «отмычка»: освобожденный (он так думал) по указанию террористов преступник. Второй вариант — предмет для передачи террористу или емкость с радиозакладкой или ВУ внутри. Пример — освобождение заложников в японском посольстве в Перу. На протяжении нескольких дней в здание передавались предметы обихода (молитвенники, иконы и т. д.) с вмонтированными в них радиозакладками. Таким образом, штурмовая группа получала информацию по внутреннему режиму на захваченном объекте. Третий (и наиболее распространенный) вариант «отмычки» — переодетые сотрудники штурмовой группы. Террорист, захвативший в Омске в 1995 г. самолет, потребовал экипаж и вылет за рубеж. Первое требование было удовлетворено, и террорист сам открыл дверь группе захвата, переодетой в форму летчиков гражданской авиации. Итог понятен!
Выманивание. Часто террориста полезно выманить за пределы захваченного им периметра. В этом случае в дело вступают снайперы, облегчается работа штурмовой группы. Хорошо был проведен этап выманивания (к сожалению, он не был завершен) в Кизляре, когда банда Басаева выехала с заложниками, разбившись на несколько автобусов. Идеальная ситуация для остановки колонны и мгновенной атаки. Но сигнала на штурм так и не поступило... Другой вариант выманивания — нейтрализация террориста, захватившего заложников в омском детсаду в 1993 г.
С другой стороны, и террористы также накопили большой опыт по части противодействия группам захвата. Общий принцип таких ловушек — ошеломить атакующих для последующего побега. В перестрелки с группой захвата умные террористы не вступают — не полезно это. Краткий список некоторых «хохмочек» приведен ниже.
Закон физики по распространению тока в воде. На предложение открыть дверь ее открывают и выливают на сотрудников ведро кипятка (или помоев), после чего набрасывают на них два провода, соединенных с розеткой 220 В. Короткое замыкание, гаснет свет, сотрудники штурмовой группы в легком (или сильном) замешательстве. В такой ситуации преступнику иногда удается выскользнуть. Если не удается, то его судьба не завидна.
Некоторые «приколисты» любили намазывать пол в прихожей толстым слоем солидола или тавота. Первые два номера, браво забегая через дверь, также браво катились дальше (часто по пути теряя оружие и отпуская неуместные слова). Автор был свидетелем такого «доброго» юмора. В том случае террористу все-таки не повезло. Несмотря на изобретательность, его взяли, хотя группе захвата пришлось пробежать по растянувшемуся на полу командиру взвода.
В квартирах на первых этажах некоторых домов (и в собственных домах) около входной двери есть люк в подпол. Перед приходом незваных гостей добрые хозяева могут отодвинуть защелку или снять петли и прикрыть сверху ковриком, а гостя ласково просят вытереть ноги. После удачного приземления у гостя спрашивают причину прихода (если приземление неудачное — то спрашивать не у кого).
Все старые и набившие оскомину террористические «приколы »: гранаты и автоматы на растяжках, лазы через подвал в ближайший лес, веревка, перекинутая на ближайший дом, повесившийся (на подтяжках) террорист и т. д.